Как сочетаются социальное, территориальное и гендерное неравенства в образовательных траекториях молодежи России?

Авторы

  • Михаил Богданович Богданов Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» https://orcid.org/0000-0001-6245-7178
  • Валерия Михайловна Малик Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» https://orcid.org/0000-0001-9546-7815

DOI:

https://doi.org/10.14515/monitoring.2020.3.1603

Ключевые слова:

образовательные траектории, социально-экономическое неравенство, гендерное неравенство, территориальное неравенство, неравенство в образовании, лонгитюдные исследования, ТрОП, интерпретативная количественная социология, дерево классификации

Аннотация

В статье проводится исследование социального, территориального и гендерного неравенств при формировании образовательных траекторий российской молодежи в течение четырех лет после окончания девятого класса. Эмпирическую базу исследования составляют первая, вторая и четвертая волны всероссийского репрезентативного лонгитюдного исследования «Траектории в образовании и профессии» (ТрОП), проведенные в 2012, 2013 и 2015 гг.

Для выявления на основе эмпирических данных сочетания разных типов неравенств мы используем разведывательный и описательный подход — метод дерева классификации, в отличие от традиционного для этой области исследований метода логистической регрессии. Выделены пять групп траекторий: «после девятого класса в СПО (среднее профессиональное образование)», «после 11-го класса в СПО», «после 10—11-го классов в неселективный вуз» (средний бал ЕГЭ у зачисленных абитуриентов 70 и ниже), «после 10—11-го классов в селективный вуз» (средний бал ЕГЭ у зачисленных абитуриентов больше 70), и «прекращение обучения после окончания школы». Как показали результаты исследования, ключевым фактором дифференциации образовательных траекторий является успеваемость. Для групп с разной успеваемостью следующим по важности фактором становится образование родителей (для тех, кто учится на тройки и четверки) и место жительства (для «отличников»). Единственная группа, для которой значимым фактором формирования траектории выступает пол, — это «троечники», у родителей которых нет высшего образования.

Благодарность. В работе использованы результаты проекта «Траектории в образовании и профессии», выполненного в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2019 г. Авторы выражают благодарность Д.Ю. Куракину, заведующему Лабораторией культурсоциологии и антропологии образования Института образования НИУ ВШЭ, за плодотворное сотрудничество и идеи, а также М.Ю. Гурину, стажеру-исследователю Лаборатории культурсоциологии и антропологии образования Института образования НИУ ВШЭ, за помощь в оформлении графиков.

Биографии авторов

Михаил Богданович Богданов, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

  • Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия
    • аспирант, младший научный сотрудник Лаборатории культурсоциологии и антропологии образования, Институт образования

Валерия Михайловна Малик, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

  • Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия
    • ведущий эксперт Лаборатории культурсоциологии и антропологии образования, Институт образования

Опубликован

2020-07-07